ЛГБТ или Федорино горе - 2 (полностью) | Портал NewAuthor.Ru - читать рассказы онлайн от начинающих авторов!
Блог портала New Author

ЛГБТ или Федорино горе - 2 (полностью)

Аватар пользователя Erema
Рейтинг:
4

Коммунальная квартира, о которой пойдет речь, располагалась в престижном районе Санкт – Петербурга – на набережной Обводного Канала. И хотя канал был, по сути , канализационным, близость к центру делала свое дело, наплевав на все условности - недвижимость была дорогой, хоть и порядком обветшавшей. Да и не о том сейчас речь. Начинающий алкоголик Геннадий Федорин, проживающий по адресу N, спиваться начал относительно недавно, посему квартира его , и кухня в частности, ещё не успели прийти в упадок, как, впрочем, и многая домашняя утварь, благополучно избегающая ломбарда. Был ли это вопрос времени или моральных устоев Геннадия, остаётся загадкой. Как и не ведомы причины, толкнувшие его на скользкий путь алкоголизма, имеющий, как и любая зависимость, последствия печальные. Однако же, в доме еще водились деньги от случайных халтур, может быть потому, что специалистом в ремонтных делах он был действительно хорошим, может потому, что исключительно убойный самогон продавался ниже этажом, как своему, по достаточно разумной цене, а может вследствие совокупности факторов. Результат был следующий : Гена был перманентно пьян, но в основном вел себя тихо, соседей пьяными выходками не пугал, чертей не гонял в голом виде и даже иногда брился, а также стирал белье и носки.
Всё началось с того, что в квартиру сверху заехали новые жильцы. Как это всегда бывает при переездах, что-то из вещей на новом месте жительства работать отказалось. Это был электрический чайник и не его вина, что грузчики, задействованные в переезде, воспринимают изображение бокала на коробке как-то очень по-особенному. Чайник полетел в мусорку, а зиккураты картонных коробок новая владелица жилплощади, по крайней мере надолго, покинуть не могла. Звали ее Ксюша, она была очень милая и обаятельная девушка, из интеллигентной Питерской семьи, потому любила пить чай или кофе, а отнюдь не то, что любил пить Геннадий. Время было, по алкоголическим меркам, раннее, часов 12 дня, и дома, в радиусе 2 этажей, как оказалось, был только он. Нарисовавшись в дверях, он произвел на Ксению двоякое впечатление - с одной стороны майка - алкоголичка, треники, щетина и перегар не совсем соответствуют представлениям приличных девушек о приличных соседях, но его глаза выражали что-то, кроме пустоты, что нетипично для подобных людей.
С Гены моментально слетел бодун, когда он увидел этого ангела у себя на пороге. Ангел, кажется, даже светился где-то в районе головы, а может это просто ЖЭК сподобился поменять лампочку на лестничной клетке. Как бы то ни было, Федорин поинтересовался у дамы, чего она, собственно, хотеть изволит, тем низким бархатным тембром, коим некогда любил пользоваться как секретным оружием в дни своей юности. Голос при этом получился ниже, чем ожидалось, и булькал где-то в бронхах, сказался многолетний стаж курения, однако Ксения его поняла.
- Извините, чайника у вас не найдётся на пару дней? - прощебетала она и улыбнулась. - Хоть какого, мне не важно. Кстати, я Ксения, ваша новая соседка!
- Очень приятно, Геннадий, - промямлил Гена, судорожно соображая, пожимать ему протянутую руку или приложиться к ней пересохшими губами. - Сейчас - сейчас, - сказал он, попятившись, и видимо боясь, что видение растворится в воздухе, - подождите секундочку!
Чайник представлял из себя унылое зрелище и в какой-то степени был подобием хозяина - грязноват, залит под завязку, но не очень стар и ещё работал. Гена застонал и возвел очи горе. Впрочем, быстро вылив из него воду и наскоро протерев влажной тряпицей, решил, что сойдет и поспешил обратно в коридор.
- Вот, возьмите! - выдохнул он куда-то в сторону, боясь смрадным дыханием своим сдуть ангела уже навсегда, - Пользуйтесь сколько угодно, у меня ещё есть!
Здесь он, прямо скажем, слукавил. Чайников у него больше не было, даже тех, что всегда можно найти на антресолях - со свистками, цветочками и закопченным дном. Но Гена не унывал, ведь кастрюль него было аж 2 штуки, и в одной из них теперь можно было сделать много чая «на запивон» сразу, хоть и не так оно было удобно. Он, впрочем, принял решение - больше ни капли в рот и даже держался пару дней. Во время описанных событий кухня Гены и всё, населяющие ее, жило своей жизнью, как и всегда бывает, но глазу и уху людскому подчас недоступно.
- Ты что это, Кастрюля? - хихикал холодильник, белым айсбергом возвышавшийся над столами и стульями, - теперь чайником решила стать?
Кастрюля потихоньку закипала - и от этих постоянных подколок со стороны обитателей кухни, и от того , что плита жарила немилосердно. Да мало ли еще причин? Она создана для борща, сливочных супов из семги, рагу, ну или на худой конец гречки и макарон. Но то, что в неё сыпали третий день подряд, с этим совершенно не вязалось. В нее летело какое-то гранулированное, горьковатое пойло, после которого порой ее даже не утруждались помыть.
- Ничего, Кастрюля! - послышался голос Стиралки,- сегодня ты чайник, а завтра повысят аж до Ночного Горшка !
Взрыв хохота огласил кухню и продолжался никак не меньше минуты. Кастрюля от обиды взорвалась гневными брызгами.
- Эй, потише там, наверху! - вмиг перестала смеяться Плита. – Мыть потом кто будет? Гена?
- Ничего, потерпишь, - зло процедила кастрюля. – И кстати, чай – он куда приятней, чем всякое жирное и склизкое варево, что он обычно готовил. Да и кулинар – то из него - как из меня самовар.
Хохот потихоньку утихал.
- Да ты гонишь, эмалированная, - сказала микроволновка, - как ты можешь сравнивать чай ти что – то действительно хорошее? Ладно тебе, это ж временно, а даже если и нет, хоть Чайник теперь в лучшем мире. Наверное… По – крайней мере, перед свалкой никого и никогда не моют.
Когда упомянули свалку, смех стих окончательно – свалки боялись все. Ходили легенды, что это – обиталище умерших вещей, не только кухонных, но и вообще любых. И что там – никто не знает, но по слухам – место однозначно жуткое.
- Да ладно, все там будем, - сказал Миксер с полки, - даже Гена. У них, людей, как я понял, тоже есть своя свалка и они ее тоже не особо любят.
Повисло молчание.
- А я вот не жалею, - вновь подала голос Кастрюля. – Перед свалкой нужно попробовать все! Вот ты, микроволновка, когда в последний раз пробовала чай?
- Ээээ… - отозвалась собеседница – нуууу….
- Вот! – распалялась Кастрюля, - как ты тогда об этом вообще можешь что – то говорить?
Микроволновка потупилась.
- И потом, сама посуди, - продолжала она. – Да, чай – не нектар амброзии, я тебе авторитетно заявляю, но у него крайне мало шансов протухнуть и причинять всем вокруг просто исключительные страдания. Правда, Холодильник?
Холодильник сотрясала мелкая дрожь.
- Да, это ужасно! – сказал он, - я помню, как однажды после Нового Года во мне какой –то салат стоял, до тех пор, пока в нем плесень не завелась!
Кухня ахнула.
- Да – да, плесень! – Кастрюля начинала неистовствовать. – А ведь поговаривают, что это еще не самое страшное, что может завестись! Скажи – ка нам, Помойное Ведро, как тот салатик был на вкус?!
Помойное Ведро было существом в буквальном смысле низшим, а потому презираемым. Никто не знал за что , но все воспринимали его жизнь как бесконечные страдания и муки, видимо, за какие – то особые прегрешения.
- Да так, - сказало Ведро, - но я ж привыкло, в принципе. Бывали вещи и похуже, если честно…
- Так, заткнись! – прикрикнула Кастрюля, - мы тебя поняли!
- А я че, я ниче, - пробурчало Ведро и заглохло.
- Поэтому, друзья, я заявляю уверенно, что чай – это хорошо! – гордо изрекла Эмалированная, - и более того, я на этом не остановлюсь! Графин, иди – ка сюда!
Надо сказать, что утварь кухонная потому так и называлась ,что пределов кухни не покидала. Не потому, что не хотела – кто – то мечтал об этом, кто – то боялся, но так или иначе, выйти самостоятельно за пределы не мог никто. Тарелки и Чашки, к примеру, - те считались особо приближенными к Хозяину, и он порой забирал их с собой в Комнату. Там, в Комнате, творились чудеса, и было все совсем не так, как здесь. Рассказывали, что там обитал Телевизор, который знал все – все, и очень многие хотели к нему попасть. Но это к слову. А вот по Кухне все шастали как могли. Естественно, неуклюже и пока не видел и не слышал Хозяин, но эти перестановки имели место, по – крайней мере, на этой кухне.
- Че надо, Эмалированная? – огрызнулся не слишком трезвым голосом Графин.
- А ну дай попробовать, что у тебя там! - потребовала та.
- Долбанулась, старая? – прифигел Графин. – Мое, на! Не дам, на!
- Весь в хозяина, - вздохнула Плита.
- Ну и ладно, - сказал Холодильник, - ко мне с просьбами «Охладить» тогда можешь больше не лезть!
- И ко мне помыть – тоже, - пискнула Губка.
- Эй, эй, братва, вы че?! – пошел на попятную Графин, - да шучу я, мне для корешей ничего не жалко! - с этими словами он подвинулся к Кастрюле и ливанул внутрь немного своего содержимого.
Кастрюлю скрутило сразу. Такого пойла она не пила ни разу, но виду постаралась не подавать.
- Это божественно! – выкрикнула она, - это то, чего мне всю мою жизнь так не хватало! Попробуйте все!
Графин морщился и наливал, обитатели кухни морщились и пили, всем нравился «божественный» вкус сивушного самогона, ведь никто не хотел ударить в грязь лицом перед такой прогрессивной Кастрюлей. Не досталось лишь Помойному Ведру, но ему – то с чего – бы? Алкоголь меж тем давал эффект.
- Плита, я давно хотел признаться, - сказал Холодильник заплетающейся морозилкой, - мне всегда хотелось немного тепла.. .Мне всегда так нравились язычки твоего пламени….
- Ой, да прям… Я же старая, - смущенно проскрипела Плита. Тут она не прибеднялась, она была раза в три старше Холодильника.
- Да ну и что с того? - выпалил он, - разве ж это проблема?
Холодильник накренился и рухнул на плиту. Та сразу включила конфорку, и Холодильник зашелся стоном.
- Да!- стонал он, ловя пламя на металлическую стенку, - прекрасно, прекрасно!
Продолжалось действо до тех пор, пока из него не полилась вода и плита его не оттолкнула.
- Хорош уже, жеребец… - кокетливо проворковала она.
С той поры и началось. Плита жарила Холодильник, Ложки, Стаканы и даже Микроволновку и Миксер, последнему особенно нравилось держать в пламени венчики. Холодильник охлаждал всех, кто этого просил, а особым сюрпризом для всех была его морозилка. Микроволновка – та вообще изобрела сногсшибательный аттракцион. Она решилась на то, что ей было запрещено от рождения – принимала в себя Вилки и Ложки. Эффект был потрясающим – из нее летели искры, а металлические гости выходили теплые и шатались в разные стороны.
Кастрюля была довольна.
- Ну, что я вам говорила? – торжествующе провозгласила она как – то раз. – Это ли не жизнь?
- Дааа, - заголосили тарелки откуда – то из духовки, где теперь любили греться.
- Даааа, - пробасил холодильник и в очередной раз прилег на Плиту.
- Даааа, - заголосили Блендер и Миксер, щекоча друг друга ножом и венчиками.
- А наше прошлое было сродни жизни Унитаза! – закричал еще кто – то.
Унитаз был полумифическим персонажем, которых из местных вообще мало кто видел. Но по слухам, Гена вытворял с ним такое, что даже Помойное Ведро приходило в исступленный ужас.
- Но главное – мы вместе! - пела Кастрюля. – Нам нужно новое название, согласны?
Все были согласны. После долгих размышлений, решили, не мудрствуя лукаво, назваться просто – Лига Гениной Бытовой Техники , сокращенно Л.Г.Б.Т. И даже флаг свой смастерили из старого махрового полотенца разных цветов.
Но в один прекрасный день что – то пошло не так. Холодильник, в очередной раз затопив плиту, не учел, что в микроволновке опять кайфуют вилки с ложками. Плита этого тоже не учла, ведь пускать газ – это нормально для плиты, тем более ее почтенного возраста. И тут накрыло всех. Кухню тряхнуло, вылетели стекла, загорелся Миксер. А потом – скатерти, занавески и линолеум.
- Кто – нибудь! – орали все хором, - сделайте что – нибудь!
Гена, которого в тот момент подбросило с кровати, в одних трусах ворвался в кухню. Он пил уже неделю, заливая скорбь, ибо выяснилось, что его Ангел – замужем. И этой твари от него нужен был только чайник.
- Хозяин, спаси!!! – заорали в один голос представители ЛГБТ – сообщества, и он – о чудо! – их услышал!
- Сейчас – сейчас, мои хорошие, всех спасу, - бормотал он, трясущимися руками набирая ведро из – под крана, - всееех спасу!
И он бы действительно спас, пламени особо много не было, если бы догадался перед этим обесточить квартиру. Проводку коротнуло, вместе с ней и Гену, после чего последний ушел в продолжительную отключку. Благо, пожарные приехали быстро. Гена пострадать сильно не успел, по – крайней мере телом, но вот душой.. Медики сразу определили у него «Белку» - и по внешним признакам и по косвенным, после рассказов о говорящей посуде. Ей, впрочем, повезло куда меньше. Уцелели во всей этой вакханалии только ножи, вилки и Кастрюля. Не было больше ни здоровяка – холодильника, ни старушки – плиты, ни озорницы – микроволновки. На свалку, впрочем, отправились все строем, в куче горелого мусора, оставшегося от кухни.
«Стоило ли оно того?» -думали они, отбывая в указанном направлении. «Ради нескольких дней кайфа – и на свалку, как это глупо…» Ложки тихонько всхлипывали.
Гена очнулся от звонка в дверь. Протерев глаза, он медленно плелся к двери.
«Приснится же такая хрень», -думал он, открывая замок.
- Извините, чайника у вас не найдётся на пару дней? - спросила девушка на пороге. - Хоть какого, мне не важно. Кстати, я Ксения, ваша новая соседка!
У Гены отвалилась челюсть , но он быстро ее подобрал.
- В кастрюле покипятишь, дура, - процедил он и захлопнул дверь. - Ходят тут всякие…

Рейтинг:
4
Coluber в сб, 11/08/2018 - 09:55
Аватар пользователя Coluber

Уматно. Повеселил.+

__________________________________

Coluber

Erema в Пнд, 13/08/2018 - 00:32
Аватар пользователя Erema

Спасибо за лайки и отзывы) Начинаю верить, что не все так плохо)